Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

dogcat

кстати о Леонардо и шифрах,

в Палаццо Веккьо сейчас выставка "Леонардо и Флоренция" -- выбранные листы из манускрипта Codex Atlanticus, так или иначе связанные с Флоренцией и её жителями. Среди прочих -- лист номер 429 с зеркально написанной в нижней части фразой li medici mi creorono e desstrussono. Предполагается, что эту фразу Леонардо написал в Риме в 1515 году, и перевести её можно либо как «Медичи меня создали и уничтожили», либо как «Врачи меня создали и уничтожили».




Collapse )
dogcat

(no subject)

а вот утренний луч через окно в крыше подсвечивает "День Космонавтики". Когда весной складывала вместе с другими картинасами в машину, чтобы везти на выставку, поняла, что не, не хочу её никому продавать. Висит теперь у двери в спальню.



Рядом в коридоре висит другой картинас с похожей биографией, только его я даже успела довезти до галереи и на стену повесить, а потом забрала домой -- "Every Morning I'm Gagaring". Рецца, ты у нас и правда космо-гик, что ли.
dogcat

на холме

в отпуске со мной приключилась Умбрия головы и всякого там сердца, и никак не отпускает. Все эти старые города на холмах, золотые поля, руины крепостей, нечеловеческая концентрация красот, в общем. Поэтому



Город на холме, холст, акрил, 70х50см.

Collapse )
911

вот, скажем

вот, скажем, есть у нас город, а есть град. Есть голова, а есть глава. Есть здоровье, а есть здравие. Ворота и врата. Сторож и страж.

называется полногласие -- берём старославянское слово и меняем одну "а" на две "о". Нрав и норов, глад и голод, хлад и холод. Их таких полно: мрак и морок, страна и сторона, храм и хоромы, платок и полотно, слава и соловей, ну, в общем, вы поняли.

обычно полногласная версия попроще, а старославянская пригодна для пафоса и поэзии, Пушкин понимал: "когда твой друг на глас твоих речей", "те времена златые", "юный град из топи блат" и всё такое.

некоторые слова осиротели, полногласный вариант выветрился из языка: враг есть, а ворога нет. Благо есть, а Бологое станция. Владеть есть, а полногласие только у Володи осталось. У некоторых слов наоборот -- отвалилась старославянская версия. Например, у нас есть корова, боров и поросёнок, а у братьев-славян остались крава, брав и прасе. Или, например, наш король у них зовётся кралем. Колос у нас живёт без класа, молот без млата, дорога без драги. Горох наш когда-то был грахом, солома была сламой, воробей врабием, а вороны -- вранами.

и знаете что я думаю? Остерегайтесь сорок, вот что. Как ни крути, с учётом вышесказанного -- подозрительные личности эти сороки.
dogcat

кртк стрк

придумали новое блюдо: ницшель. Ингредиенты и способ приготовления один в один как у шницеля, но ницшель подаётся только тем, кто способен пройти по головам обезьяноподобных предков.

***

первое занятие йоги после летней лени и сумбурного сентября -- сплошной хруст, стон и скрежет. Суставы чисто кастаньеты, мышцы на растяжке плачут и просятся к маме. На втором занятии хруст становится чуть тише. На середине третьего щёлкает какой-то переключатель, и в каждой мышце будто просыпается щенок скотч-терьера, сладко потягивающийся после долгого сна.

***

начался сезон туманов. Кстати, по-чешски туман будет "млга", явно состоящая в кровных узах с нашей мглой. Интересно, как вышло, что буквы поменялись местами? Представляются какие-то глубокие столетия до нашей эры, вечер в пещере, вокруг костра собрались праславяне. Старейшины держат совет, на повестке дня выдумывание названий для природных явлений. Мммм, -- бормочет один, с русой бородой и носом-картошкой. Морщит лоб, щёлкает пальцами. Мгм... хм... мгл... мгл... мгла! Другой (борода рыжеватая, нос с горбинкой) ловко улучшает: млга! Красивее, мол, звучит, и лучше отображает суть явления. Первый, понятно, не согласен. К спору подключаются остальные. Обстановка накаляется, звучат горькие слова, опрокидывается мебель, отрываются бороды. Так славяне разделились на западных и восточных. От восточных потом откололись южные, они ещё между собой подрались по поводу дополнительной гласной -- сербы настаивали на "магла", а словенцы хотели, чтоб "мегла". А среди западных банда бунтарей заявила, мол, да пошли вы все, мы будем говорить вообще "гмла", так получились словаки.

***

или вот слово "урчите". Этим словом чехи выражают согласие. Так и говорят: урчите. В переводе никакого урчания, слово означает что-то вроде "конечно", "разумеется". Но моё ухо всё равно каждый раз слышит: урчите! Глагол, II л., мн. ч., повелит. наклонение. "Вы не против, если я окно открою? -- Урчите!" "Давайте я зайду за документами завтра. -- Урчите!". Будто склоняют к участию в каком-то специальном ритуале. Ну, знаете, как вот где-то скрепляют договор, плюнув на ладонь. Или режут палец и ставят на бумагу кровавый оттиск. А чтобы договориться с чехом, надо просто немного поурчать.
dogcat

как я провёл этим летом

в пятницу со мной приключились две отличные штуки: день рожденья и Краков. Первая штука была причиной второй, а вторая состояла из множества дополнительных замечательных штук. Среди них были, например: огнедыщащий дракон под крепостной стеной королевского замка; трубач на одной из башен Мариацкого костёла; ruskie pierogi, которые оказались никакие не пироги, а вареники, и сыр в картофельной начинке как бы намекал, что и со словом "ruskie" не всё так просто; парень на главной площади -- с хитроумным приспособлением, способным производить сразу пять гигантских мыльных пузырей; черничное мороженое; лабиринты и проходные дворы старого города; поиски старинной карты; мастерская по изготовлению витражей; литовский свекольник "хлодник", от которого посреди тридцати трёх градусов пекла мне и впрямь стало холодно; и литовский торговец на ремесленном рынке, подаривший мне браслет под названием "счастливая пуговица"; и ещё какие-то клубничные коктейли, и закатное солнце на шпилях, и джаз под ратушей.

***

в субботу Краков продолжил приключаться со мной посредством прекрасных штук: например, национальная реликвия -- меч, которым короновали польских владык от начала четырнадцатого столетия; разное оружие тонкой работы, со слоновой костью, чеканкой и инкрустациями, бестолковое и статусное, этакие средневековые верту; расшитые золотом и самоцветами седла и прочая упряжь, этакие средневековые мерседесы; и доспехи, среди которых попался один очень стильный -- чёрный, строгий, этакий средневековый хьюгобосс; и, конечно, куда без средневекового виллерой-унд-боха в виде позолоченных двухлитровых пивных кубков и подносов для жареных лебедей; после всего этого пышного великолепия полезно пройти через арку и внутренний двор, подняться мимо экспозиций "Искусство Востока" и "Королевские апартаменты" в боковое крыло, зайти в маленькую комнату с пустыми серыми стенами и постоять минуты три в тишине и полумраке перед единственным экспонатом -- леонардовской "Дамой с горностаем"; а потом спуститься в как-бы-драконью пещеру под замком (не знаю насчёт дракона, но там наверняка отлично хранилось королевское пиво. Или квашеная капуста. Или враги короля); ещё были, например, загоревшие плечи; и ключ от Кракова (тяжелый, массивный, из тёмного шоколада, весь в ржавчине из какао и корицы); и открытие, что слово "штука" переводится с польского, как искусство -- не скрою, та часть меня, что отвечает за сотворение шаманских штук, горделиво подбоченилась. Интересно, как это слово умудрилось сделать такую карьеру, что его пишут на вывесках музеев? (с другой стороны, посмотрим на ruskie pierogi, или вот слово "овощи", которое почти во всех славянских языках означает фрукты); ещё, конечно, было черничное мороженое; и летний вечерний ветер -- горячий и сладкий -- который примиряет мою северную душу с дневной жарой;

***

в воскресенье со мной приключились ещё две отличные штуки: опять-таки черничное мороженое (три шарика -- в наивной надежде на передозировку) и дорога домой. Дама в бортовом навигаторе была слишком оптимистична: авторитетно заявляю, что никак не можно проехать пятьсот километров за пять часов, если треть пути проходит по непрерывно ремонтируемым дорогам Южной Моравии. Мы и не торопились: ехали по объездным тропинкам от деревни к деревне, как заправские клинтыствуды, в направлении заката. То и дело притормаживая, чтобы от души поцокать языком по поводу пасторальных красот. Это вообще одна из моих самых любимых в жизни штук (искусств, да): заблудиться где-то уже не очень далеко от дома, остановить машину на холме и глазеть на рыжие крыши и башни маленьких городов между полей. Я в этом искусстве признанный мастер, могу уроки давать.

***

обычно после дня, проведённого за рулём, следующий день я провожу в состоянии овоща -- не того, который на самом деле фрукт, а того, который эффективен и стремителен, как кабачок. Но в понедельник со мной приключилась срочная работа, и приключалась она до позднего вечера. Состояние овоща пришлось отложить. Зато и работа удалась. Правда, не без традиционного перфекционистского беганья по кругу от фазы "всё пропало" до фазы "ай да пушкин". Залог психического здоровьичка -- умение соскакивать с этой карусели в правильный момент.

***

но мудрый организм своего не упустит, уж если он чего требует, лучше не спорить, иначе начнётся шантаж, а потом и прямые угрозы. Поэтому не знаю, как у остальных семи миллиардов -- слышала что-то про какие-то линейки, банты и звонки -- а со мной во вторник приключился последний день лета. Погода подыграла: +32, синее небо, ленивые облака. Лебединый молодняк лениво проводил тренировочные полёты, отражаясь в зеркальных прудах, а пруды зеркальные, потому что ветру было неохота, знаете, дуть. Кофе под солнцем ленился остывать, а буквы в книге -- складываться в слова. Весь мир превратился в такую вальяжную кабачковую грядку. А вечером я сидела на террасе и читала все эти потрясные поздравления, которые мне написали, и отвечала на них, и это было как второй день рожденья, добавка. И пожелания, по-моему, за эти несколько дней набрали ещё больше силы. "Настоялись, как вино" (с)

пять дней, а кайфа, как от целого лета.
dogcat

усталые, но

довольные дети в моём лице поднялись по узким извилистым улицам аббатства Мон-Сен-Мишель на самый верх и сели у окна размышлять, например, о вечном целесообразности приобретения в монастырской лавке альбома с великолепными иллюстрациями из средневековых бестиариев



альбом был, понятное дело, неизбежно приобретён
dogcat

Вышеградский Кодекс

В конце января я приехала в Прагу на выставку "Бенедиктинцы. Средневековое искусство в сердце Европы" и попала, кроме самой выставки, на экспозицию Вышеградского Кодекса -- самой старой и самой ценной книги Чехии. Приедь я двумя днями позже или двумя днями раньше, таких чудес со мной не случилось бы, поскольку книга была доступна для публики всего два дня.



Collapse )
dogcat

1, 2, 3

во-первых, конечно, погода. Вот уже несколько дней подряд здесь такая погода, что чувствуешь себя персонажем "Охотников на снегу": и низкое серое небо с зеленым отливом, и молочно-белый снег, и прочерченные чёрным деревья с белой окантовкой, и чёрные же фигурки людей, и колокольни с белыми крышами на далёких холмах. Кажется, что вот обернёшься через плечо слишком быстро и обнаружишь, что на тебя хмуро прищурился Брейгель-старший собственной персоной. Сейчас как ткнёт кисточкой да как закрасит твои изумрудно-зелёные варежки в чёрное, чтоб из общего тона не выбивались.

во-вторых, в городе я сегодня повстречала четырнадцать королей. Некоторые из них были младшего школьного возраста, и короны у них были полуметровые, скрученные из ватмана, оклеенного желтой фольгой. Другие были постарше, в пластиковых коронах и джинсах под накидками, сшитыми из бордовой скатерти. А ещё двое были солидные, в бархатных мантиях с плюшевым горностаем и солидных алюминиевых коронах, выкрашенных в золото и облепленных стеклянными самоцветами. Эти двое, когда я их увидела, как раз заходили в бар, и один из королей (интуиция подсказывает, что Мельхиор) снял корону вместе с седыми волосами и бородой и оказался миловидной дамой. Бальтазар тем временем с порога громогласно заказывал чашу пива. Вообще-то королям положено ходить по трое, но Каспара они, видимо, послали за сигаретами. Никто не сошёл с ума, просто завтра тут день трёх королей (они же цари, они же маги, они же волхвы, принесшие младенцу Иисусу подарки), и, будучи самой атеистичной нацией Европы, чехи тем не менее очень любят праздновать Рождество и всё с ним связанное.

в-третьих, ближе к вечеру началась настоящая метель, и пробираясь полчаса назад по узкой лесной дороге, заваленной снегом, я решила сфотографировать, как красиво искрят снежинки в свете фар на фоне чёрного неба. Со всех сторон нависали еловые ветви, фары выхватывали из темноты первые два-три ряда стволов и бессильно упирались в натуральный шварцвальд. А вот кто-то бросил машину у придорожной часовни, и её уже порядком замело. Интересно, куда подевался водитель -- до ближайшей деревни тут километра четыре, не пошёл же он пешком, по сугробам, через лес, в темноте? И ветер швыряет снег в лобовое. В общем, я притормозила, нащупала в сумке мобильник и, не глядя ткнув в иконку фотокамеры, приготовилась дагерротипизировать шедевр. Но, взглянув на экран, обнаружила, что с него на меня смотрит едва различимое в темноте лицо -- призрачное, зеленоватое, с красными отблесками в глазах. Уже роняя телефон на колени, я подумала, что потусторонний лик мне смутно знаком. Эти сосредоточенно сведённые к переносице брови, эта вечно выбивающаяся из причёски прядь. Бойкий пирсинг в ухе, опять же. Ну да, ну да. А красно-зелёные отблески -- от приборной панели.

вот так самовольно включившаяся передняя камера мобильника обеспечила мне короткий, но довольно проникновенный мистический опыт в черноте и вьюге посреди богемского леса.

в общем, ничего такой первый понедельник года получился. Одобряю.