October 13th, 2018

dogcat

(no subject)

двадцать восьмого августа вошла нетвёрдым, но бойким шагом во взрослую жизнь, приобретя наконец-то двух кошек и винную бочку. В нагрузку к кошкам и бочке шли: часть умбрийского холма, развалина старого крестьянского жилища, десять инжирных кустов и двести (хотелось бы сказать крепостных, но нет) оливковых деревьев. Посередине дом. Надо сказать, покупали мы только дом, и немного земли вокруг. Я так понимаю, очерчивая на карте границы участка для объявления о продаже, риэлтор опаздывал на обед, а потому слегка срезал карандашом углы. Гектар туда, гектар сюда, мадонна миа, какая разница -- там тортеллини остывают. Или равиоли. Или какие-нибудь странгоцци с трюфельной подливкой. Обед в Умбрии это святое.

Нотариус, человек опытный, перед зачитыванием договора купли-продажи как раз пообедал, а потому продержал нас у себя пять часов, оглашая каждый участок приобретаемой нами территории. Не то чтобы территория велика, но за тыщи лет её существования она дробилась на мелкие части, отходя сыновьям и внукам и правнукам первых владельцев, а потом её собрали обратно, чтобы она отошла нам. Будь она одним целым куском, нотариус управился бы за десять минут. Такая скомканность повредила бы (в частности) торжественности момента и (в целом) вере народонаселения в необходимость нотариусов как биологического вида. Поэтому нотариус оглашал, а переводчик переводил. Под конец они немного ускорились -- подходило время ужина. Ужин в Умбрии это святое. К этому моменту мы уже были владельцами, помимо прочего, орехового сада, трёх яблонь, одного абрикоса, конюшни и колодца.

-- Две сотни деревьев это примерно шестьсот килограммов олив в год, -- сказал один свидетель.
-- Шестьсот килограммов это примерно сто литров масла, -- сказал другой свидетель.
-- Ооооо, -- сказали все.
Оливковое масло в Умбрии это святое.
-- ... а также участок номер 1583, он же бывшая конная дорога, -- сказал нотариус.
-- Конная, -- сказали мы.
-- И церковная, -- сказал нотариус.
-- Почему церковная, -- сказали мы.
Потому что в тринадцатом веке дальше по холму жил святой, а сейчас там часовня. Святые в Умбрии это святое. Умбрия крупнейший поставщик святых в мире. Иф юр гоинг ту Сан Франсиско, то святой Франциск, в честь которого город назвали, вообще-то тут недалеко родился. Святой Валентин, который теперь букеты и шоколадные сердца, тоже местный. Святой Бенедикт со своим бенедиктинским орденом, опять же. Или вот Моника Беллуччи. Ну в общем. До конца этого лета куском дороги владел святой Ватикан, а с обеих сторон участка согласно букве закона стояли калитки. Потому что вдруг Папа Римский решил бы конно проехать к часовне именно здесь, по холму, между яблонями и конюшней, а не через город по асфальту.
-- Если что, мы Папу пропустим, -- сказали мы. -- Пусть только заранее предупредит.
-- ... а также участок номер 1584, то есть сеновал, -- закончил оглашать нотариус.
-- Подпишите, -- сказал нотариус.
-- Вот ваш экземпляр договора, -- сказал нотариус.
-- Tutto a posto? -- сказал нотариус.
-- Вроде si, -- сказали мы и вышли в Умбрию. Нам ещё надо было успеть в магазин за кормом для кошек.