June 1st, 2015

dogcat

про сожаления, ковёр, любовь и смерть, и опять любовь

есть только две вещи, о которых я жалею:
1. что я не начала заниматься йогой пять лет назад
и
2. что я не начала заниматься йогой десять лет назад

это, пожалуй, характеризует меня как счастливого человека, а ведь до погружения в йогу список сожалений был гораздо длиннее -- пунктов семь, не меньше. И каких! Чего стоил только один Ковёр. Золотисто-бежевый, с белыми кистями, здоровенный, роскошный и чудовищно скучный, он лежал на полу в квартире, где проходили первые четыре года моей жизни, и как только я научилась держать в руке палку-копалку кисточку, я нарисовала через всё золотисто-бежевое поле гигантскую ромашку. Эскизов я не делала, действовала по наитию, так что это был скорее хэппенинг, чем перформанс. Критики, застигнувшие меня в процессе создания предмета искусства, были настроены более чем холодно, так что следующий сеанс трансляции духа произошёл только через полгода. Дух транслировал себя на обои, через ярко-жёлтый швейный мелок. Повзрослев, я долгое время сокрушалась по поводу всей этой истории. Не стоило размениваться на ромашку. Можно же было нарисовать, например, гигантский автопортрет. И надо было взять не жёлтый мелок, а синий, чёрт побери.

... кхм. А теперь мне понятно: пусть расцветают все цветаы. От йоги (точнее, от запускаемых йогой процессов в организме и мышлении) становится как-то положительно всё равно. То есть натурально: и положительно, и всё равно. И это, очевидно, высвобождает некислый такой кусок энергии, который раньше тратился на сожаления и переживания по поводу того, что нельзя изменить, а теперь расходуется на формирование той реальности, менять которую нет ни нужды, ни желания.

а потому что всё просто: какой может быть порядок в разуме и покой в душе, если в теле бардак?


***

В магазине электрокниг Макса Фрая появился новый сборник рассказов: "О любви и смерти". О любви и смерти людям неизвестно почти ничего. Даже точного определения любви не существует, каждый понимает это слово по-своему. А точное определение смерти, конечно же, существует, но кому от этого легче, если мы всё равно понятия не имеем, что будет потом... Но говорить о чём-то, кроме любви и смерти, бессмысленно вдвойне. Потому что любовь и смерть - самое важное, что случается с человеком на этой земле. (с) Обложка в этот раз не моя -- я для электромагазина рисую обложки книг из цикла про Ехо -- но какая это прекрасная обложка! В ней и красота, и точность, и невесомый, но очевидный юмор, и аллюзии, и переклички со старинными иллюстрациями и узорами на средневековых гобеленах, на которых обычно как раз два сюжета и было -- про любовь и про смерть.



В общем, эта обложка идеально подходит книге, в которой тоже: и красота, и точность, и юмор, и переплетение узоров и смыслов, и смерть, и -- невероятное количество любви.