January 5th, 2015

dogcat

1, 2, 3

во-первых, конечно, погода. Вот уже несколько дней подряд здесь такая погода, что чувствуешь себя персонажем "Охотников на снегу": и низкое серое небо с зеленым отливом, и молочно-белый снег, и прочерченные чёрным деревья с белой окантовкой, и чёрные же фигурки людей, и колокольни с белыми крышами на далёких холмах. Кажется, что вот обернёшься через плечо слишком быстро и обнаружишь, что на тебя хмуро прищурился Брейгель-старший собственной персоной. Сейчас как ткнёт кисточкой да как закрасит твои изумрудно-зелёные варежки в чёрное, чтоб из общего тона не выбивались.

во-вторых, в городе я сегодня повстречала четырнадцать королей. Некоторые из них были младшего школьного возраста, и короны у них были полуметровые, скрученные из ватмана, оклеенного желтой фольгой. Другие были постарше, в пластиковых коронах и джинсах под накидками, сшитыми из бордовой скатерти. А ещё двое были солидные, в бархатных мантиях с плюшевым горностаем и солидных алюминиевых коронах, выкрашенных в золото и облепленных стеклянными самоцветами. Эти двое, когда я их увидела, как раз заходили в бар, и один из королей (интуиция подсказывает, что Мельхиор) снял корону вместе с седыми волосами и бородой и оказался миловидной дамой. Бальтазар тем временем с порога громогласно заказывал чашу пива. Вообще-то королям положено ходить по трое, но Каспара они, видимо, послали за сигаретами. Никто не сошёл с ума, просто завтра тут день трёх королей (они же цари, они же маги, они же волхвы, принесшие младенцу Иисусу подарки), и, будучи самой атеистичной нацией Европы, чехи тем не менее очень любят праздновать Рождество и всё с ним связанное.

в-третьих, ближе к вечеру началась настоящая метель, и пробираясь полчаса назад по узкой лесной дороге, заваленной снегом, я решила сфотографировать, как красиво искрят снежинки в свете фар на фоне чёрного неба. Со всех сторон нависали еловые ветви, фары выхватывали из темноты первые два-три ряда стволов и бессильно упирались в натуральный шварцвальд. А вот кто-то бросил машину у придорожной часовни, и её уже порядком замело. Интересно, куда подевался водитель -- до ближайшей деревни тут километра четыре, не пошёл же он пешком, по сугробам, через лес, в темноте? И ветер швыряет снег в лобовое. В общем, я притормозила, нащупала в сумке мобильник и, не глядя ткнув в иконку фотокамеры, приготовилась дагерротипизировать шедевр. Но, взглянув на экран, обнаружила, что с него на меня смотрит едва различимое в темноте лицо -- призрачное, зеленоватое, с красными отблесками в глазах. Уже роняя телефон на колени, я подумала, что потусторонний лик мне смутно знаком. Эти сосредоточенно сведённые к переносице брови, эта вечно выбивающаяся из причёски прядь. Бойкий пирсинг в ухе, опять же. Ну да, ну да. А красно-зелёные отблески -- от приборной панели.

вот так самовольно включившаяся передняя камера мобильника обеспечила мне короткий, но довольно проникновенный мистический опыт в черноте и вьюге посреди богемского леса.

в общем, ничего такой первый понедельник года получился. Одобряю.