July 19th, 2009

dogcat

(no subject)

у меня с пауками давняя любовь. Невзаимная. Они меня любят, а я отвечаю им невзаимностью. Они робко тянут ко мне свои бесчисленные слабеющие ноги, умоляюще смотрят на меня своими бесчисленными влюблёнными глазами, а я разбиваю им сердца. Тапком. Или газетой. Наверное, не только сердца. Бью по два-три раза, как правило. Вся моя карма - в паучиных кляксах.

каждый раз, стряхивая с газеты стройные мохнатые паучиные ноги, надеюсь, что вот, теперь дойдёт наконец - наша встреча была ошибкой, у нас нет будущего, дорогие пауки. It's not you - it's me, как говорится. Забудьте, простите и живите своей жизнью. А они не обескураживаются, они настойчивы, они игривы. Они как бы случайно ползут по террасе в тот момент, когда я бегаю по ней босиком. Как бы невзначай они вдруг выползают из-за рабочего стола, и весь их вид словно бы говорит "ой, Рецца, и ты тут? какая неожиданная встреча! дай-ка я подберусь поближе и посмотрю, над чем это ты работаешь". Не получается, конечно. Верный тапок всегда со мной. Не люблю, когда лезут, ещё советы под руку начнут давать.

как бы ненароком однажды во Владивостоке мне на голову упал крестовик размером с арбуз с грецкий орех. Я его сначала смахнула с макушки, потом обернулась посмотреть, что это было, и так обрадовалась, так обрадовалась, когда увидела, ЧТО ЭТО БЫЛО - минуты три мелко тряслась, стряхивала с себя воображаемых пауков и не могла выключить ультразвук - никак не получалось совладать с чувствами. Герр Фрейд бы заподозрил, что такая яростная арахнофобия - это латентная арахнофилия. Ну, как знать, как знать. Иногда пауки творят очень красивые вещи



так что пусть живут