латентная буддистка Rezza (busconductor) wrote,
латентная буддистка Rezza
busconductor

Прошло какое-то время, нервы мои почти перестали звенеть, и пальцы уже не сжимаются судорожно в кулаки, осложняя процесс использования клавиатуры по назначению. Так что теперь я могу говорить об этом.

Мы, Реццы, славимся природным жизнелюбием, лёгкостью характера, способностью немигающим взглядом смотреть в глаза житейским трудностям и, при заметной вспыльчивости, неоспоримым железным самообладанием. Буквально Скарлетт О’Хара и Ретт Баттлер в одном флаконе. Сплошное «я подумаю об этом завтра» и «честно говоря, дорогая, мне на это наплевать».

Но, верите ли, даже такого человека-скалу способно подкосить, сбить с ног и стереть в порошок посещение среднестатистической нотариальной конторы.

Как известно, посещение любой бюрократической организации представляет собой следующие 7 кругов ада:

1. вы не выспались, чтобы приехать минут за 30 до открытия – план простой, как всё гениальное: пройти первым, быстренько расчикаться с делами и уже часиков в 11 чувствовать себя свободным белым человеком;

2. по прибытии вы обнаружили несколько человек с ехидными лицами, на которых вполне разборчиво написано «ты у нас шестой такой Эйнштейнушко»;

3. вам не хватило места на лавке;

4. в приёмной душно, а вы изнываете от безделья, подпирая стенку и

5. вам даже не пришло в голову взять с собой книжку – см. пункт 1. Кстати, в приёмных нотариальных контор, где мне довелось побывать, нет ни растений, ни картин. Иногда на журнальном столике лежат какие-то замызганные журналы. Единственным произведением искусства, которое мне довелось видеть на стене приёмной, был листок на свежеенаклеенной плитке. На котором от руки маркером было написано «Крестики из плитки не выковыривать!». И ниже карандашом – «Теперь очень хочется выковыривать эти крестики»;

6. тётка с бантиком, занимающая могучей кормой полторы гавани (ну или, если хотите, севшая огромной жопой на два стула) почему-то решила, что вам чертовски интересно послушать про приключения её дочери-выпускницы, но природная стеснительность мешает вам просить её рассказывать ещё и ещё;

7. вас не успели обслужить до обеденного перерыва, так что вы пошли перекусить в кафе, а вернувшись, долго доказывали вновь прибывшим, что вас тут очень даже стояло;

Однако в моём конкретном случае Провидение решило не скупиться на испытания и послало мне помощника нотариуса с лошадиным лицом. Он трусливо приоткрыл дверь на сантиметровую щёлочку и сообщил, что «после обеда у нас сделка, так что обслуживаем только доверенности для бабушек на отпуска».

Трезво оценив свой внешний вид, я поняла, что на бабушку не потяну. Железная воля моя была и без того надломлена предыдущими испытаниями. Подобно побитой овце, ещё в утробе матери решившей, что она – тварь дрожащая и никакими правами не обладает, я побрела к выходу, не в силах даже пробормотать пару проклятий для приличия. Внезапно за моей спиной душная тишина приёмной взорвалась бомбой гражданского возмущения:

- Какие бабушки?! Какие сделки?! Где написано?! Девушка, стойте! Что за произвол? Мы отсидели! Нам положено! И мы не уйдём! – в глубинах тётки с бантиком набирал обороты рокот стартующей ракеты. – Я не уйду! И никто не уйдёт! Обслуживайте! Что за бабушек придумали тут?! Я и вот девочка (палец гневно направлен в мою сторону) – мы тут что? Нет уж. Всё! Идите и передайте. Кому там.

Благослови будда эту тётку и её бантик, и дочку её выпускницу, и пускай сидит хоть на трёх стульях, жалко, что ли. Весь мир голодных и рабов воспрял в моём лице, и я решительно изрекла что-то вроде «ээээ... ммм... вот именно, знаете ли... ». Публика, набившаяся в приёмную уже после обеденного перерыва, поддержала наш маленький бунт. Помощник нотариуса хлопнул дверью, перекрыв поток холодного воздуха, врывающегося в приёмную из кабинета. Через пару минут его обиженное лошадиное лицо сообщило, что ладно, так и быть, принимать будут всех, но если придут бабушки с доверенностями, то тогда пипец демократии, пойдут без очереди и чур пеняйте на себя.

- Вот. А то придумали. Сделка. Пусть работают. А с бабушками мы сами разберёмся. – тётка заговорщически подмигнула. – Что за бабушки-то вообще?

- Богатые бабушки, - раздался за моей спиной приятный басок. Я обернулась и увидела миловидную блондинку. Она прислонилась к двери, оставляя на стекле жирный след от санскрина, и прижимала к груди папку. – Бабушки, вывозящие своих внучек заграницу на отдых. Пока мама с папой в пыльных офисах бабло рубят. Доверенность оформляют. На управление ребёнком. Восемьсот рублей за бабушку.

- Если грамотно организовать акцию, развесить объявления, дать рекламу в «Вестник пенсионера», то можно обрабатывать порядка двадцати-двадцати двух с половиной бабушек в день, минус аренда, минус овёс помощнику… очень даже нехилый заработок получается. Тчорт, не те два высших я получала, ох не те.

- Бог троицу любит! – оживилась дама с бантиком. – молодая. Сколько? Двадцать пять? Двадцать шесть? Пошла и получила. Три года. Без всяких. И открывайте. Контору. Хоть десять.

Я покорно кивала.

- Да. Вот сейчас только к нотариусу загляну – и бегом на рынок. Присмотрю себе лопату побольше – бабло грести.

- А у вас есть миллион долларов? – обратила ко мне своё чудесное прокуренное контральто Блондинка.

- Не при себе, извините, - уклончиво ответила я. – Простите за нескромный вопрос, но почему интересуетесь?

- А потому что если нет миллиона долларов – не будет и конторы. Раньше хватало трёхсот тысяч, ещё пару лет назад. А сейчас уже миллион нужен. Это если удастся экзамены сдать. Я вот уже три раза пыталась, не сдала.

- Так трудно?

- Да нет, конечно. Просто сейчас туда ломятся блатные. Всякие дети Шойгу и прочие. А количество мест ограничено. Вы думаете, почему контор так мало? – Блондинка прищурилась. Я беспомощно распахнула глаза. – А я вам скажу. Потому что количество контор ограничено. Посчитал кто-то, что на Кутузовском должно быть 3 конторы – и всё. Больше нельзя. И пока этот нотариус работает, выпускникам ничего не светит. А нотариусы – они знаете, как работать прекращают?

- Не знаю. Как?

- А так. Либо их сажают, либо они умирают. Тем или иным образом. – добавила Блондинка, как-то по-маньячески смакуя слово «иным».

- Ой, это да. Вообще, конечно, бардак. Я вот помню, у нас у моей девочки училась одна в классе, Маринка. На одни двойки... - снова завела свою отбойную шарманку тётка с бантиком. Она говорила, говорила, говорила, говорила. Я смотрела на стул. Кивала. Смотрела. Кивала. Смотрела. Кивала. Смотрела. Поднять стул. Размахнуться. И ударить прямо в бантик. Прямо в бантик. Прямо в бан…

- Следующий! – провозгласил архангел в обличии лошади в обличии помощника нотариуса, распахнув жемчужные врата, выпустив поток прохлады и забрав к себе тётку и бантик. Воцарилась благословенная тишина.

***

- А как вас занесло в Магадан? - полюбопытствовал нотариус, взглянув на графу "место рождения" в моём паспорте.

- По независящим от меня обстоятельствам. – Я хмуро смотрела на его бликующую лысину, - Когда я родилась, вокруг меня уже был Магадан. Случается и такое. Рождаешься, бывало, не ожидая подвоха, радуешься маме с папой, солнцу, небу, потом глядь по сторонам – а там повсюду Магадан.

Оплачивая в кассу 800 рублей за его ленивое движение печатью, я размышляла, каким - тем или иным - образом он завершит свою трудовую карьеру.
Tags: omfg, story, txt
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 74 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →