латентная буддистка Rezza (busconductor) wrote,
латентная буддистка Rezza
busconductor

сказка на ночь

написана было во время второй игры в пятнашки в сообществе txt-me полгода назад. Пусть теперь будет и здесь.


Виктор Поливанов, 67 лет, «медиум» первого набора, служащий фабрики по производству персональных сомноскопов (далее ФППС)

... Там ведь как было, господин инспектор. Работали мы, значит, с десяти вечера до шести утра, с перекурами. Хотя это только называется так – «перекур», курить на фабрике нельзя было. Считалось, что никотин, значит, это другая энергия какая-то от него, можно занести в продукт и к чертям всё испортить. Ну то есть никто и не курил, за это даже не штрафовали, а сразу увольняли. Алкоголь и подавно. Волосы под шапочкой, халаты, значит, бахилы на обувь. Нет, зря вы так говорите, мол, не обижал ли кто. Никто не обижал. Просто строго. В моём возрасте особо работу не повыбираешь, а тут, значит, и зарплата, и коллектив. Работа сидячая, кропотливая, но вот даже тренеры приходили, показывали короткие упражнения, под музыку. Я ничего не могу сказать, на фабрике о нас заботились. Мне там нравилось очень. Я считал, что мне повезло. И кормили вкусно, всегда фрукты, значит, сладкое. Чай там, кофе. Если кому чего посерьёзнее – бутерброды с котлетами. Массажный кабинет даже. Нет, они на фабрике о нас заботились. Вот когда увольнять начали всех подряд – было тяжело. Неожиданно так они это решили, не объясняли ничего. Первую группу пинками прогнали и наняли вторую. Из наших никто и не понял, за что, значит, почему.

Анатолий Сергеевич Карпин, 54 года, доктор психологических наук. Один из экспертов, участвоваших в отборе «медиумов» для первой группы служащих ФППС

... Дело ведь не в сомноскопах. Понятно, сейчас их запретили, потому что это проще всего – запретить. А ведь это было гениальное изобретение. Несомненно, одно из самых великих в истории человечества. Конечно, вне человека с его пороками и добродетелями это изобретение ничего не стоит. Сам по себе сомноскоп, в сущности, столь же безопасен, безвреден и бесполезен, как, скажем, пылесос. От человека зависит, будет ли этот прибор использован на благо окружающим или во вред. Пылесосом можно наводить чистоту, а можно, извиняюсь, трубой огреть по голове. Впрочем, обманывать себя не стоило с самого начала. В этом была наша ошибка, как экспертов. Мы видели только светлую сторону.

Антонина Мальцева, 23 года, «медиум» второго набора ФППС

... У меня сил нет, я устаю очень теперь, даже не тело устаёт, а просто всё быстро надоедает до тошноты. Да, сначала всё было в ажуре, я о такой работе только мечтать могла, там, конечно, работать приходилось по-честному, без всяких, никаких прогулов, никакой лени, там всё под строгим контролем было и планы были, и эти планы нужно было выполнять, иначе бы сразу уволили, но там всё по закону было, и получали мы за это нормально. Я не только про деньги говорю, сам подход был такой, заботливый, что ли – ну там, кормят-поят, это понятно, но всё время доктора присутствовали, если у кого что заболело – сразу освобождали, и выучили нас тоже бесплатно. Поэтому когда нам сказали, что у нас привыкание происходит, это было через полгода, кажется, как наш второй набор начал работать, в общем, сказали, что привыкание, и снизился уровень удовольствия от работы, я так подумала-подумала, ну да, конечно, снизился уровень, потому что ко всему же привыкаешь, и к хорошему привыкаешь, и то, что полгода тебе казалось манной небесной, сейчас уже воспринимаешь, как должное.

Марина Алексеевна Боровина, 36 лет, инженер-системотехник ФППС

... В сущности, сомноскопы, или, как их называют в народе, «ловушки для снов» или просто «ловушки», известны давно уже, они существуют столько же, сколько существуют люди. Просто немного в другом виде и, конечно, научное название у них появилось только семь лет назад. Но вообще почти у всех нас были свои сомноскопы в детстве – игрушки, которые подвешивали наши родители над колыбелью, например. Это примитивнейший сомноскоп, способный с очень слабой силой управлять сновидениями, мощность завихрения психоэнергии совсем низкая, однако для воздействия на младенцев этой мощности, как правило, хватает. У многих взрослых тоже были и есть сомноскопы – какие-нибудь бра, подвешенные над кроватью, например. У них сила воздействия на работу мозга ещё более низкая, и это, на самом деле, хорошо, потому что неизвестно, кто эти бра собирал и в каком психоэмоциональном и физическом состоянии он был.

Алёна Павлова, 22 года, студентка, подруга Антонины Мальцевой

... Я и сама хотела ловушку, с самого начала, как они появились. Да кто не хотел-то? Вы помните, какая реклама шла: «Треть своей жизни человек проводит во сне. Ты можешь провести треть своей жизни в Раю». «Не трать сон на кошмары, кошмаров хватает в реальности». И всё такое. Это несправедливо так, и так жизнь короткая, шестьдесят лет, ну восемьдесят, если повезёт, и то – из них двадцать-тридцать тупо спишь. Меня это всегда бесило. Но спать-то надо, верно? Кто мало спит – тот быстро стареет, как в другой рекламе говорили. Ну, и конечно мне в пятнадцать лет казалось, что ловушка – это такое ловкое решение проблемы. Раз уж приходится торчать в постели восемь часов в сутки, почему б не провести их с удовольствием по максимуму? Хотя, конечно, «ловушки» с самого начала стоили каких-то сумасшедших денег, у нас таких сроду не было. Когда Тонька на фабрику устроилась, мы в компании шутили всё – стырь нам парочку «ловушек», что тебе стоит. И завидовали втихаря, потому что даже если своего сомноскопа у неё не было, всё равно – она их собирала. Это круто было. Сейчас-то понятно, нечему там завидовать. Жалко Тоньку. А «ловушки» вообще запрещают. Так что так я их и не попробую. Хотя честно говоря, я не понимаю, как все эти богатые люди вообще могли спать, зная, что из-за их ловушек кого-то убивали, насиловали, чтобы им сны поярче снились. Они, конечно, говорят, что не знали, но врут же. Я просто уверена, что врут. Знали они всё.

Антонина Мальцева, 23 года, «медиум» второго набора ФППС

... Они сказали, что первый набор из-за этого пришлось уволить, потому что «ловушки» должны собирать только счастливые люди, и потом, когда все испугались, что сейчас наш второй набор тоже попрут, а вместо нас возьмут третий, вот тогда они предложили колоть гормоны, чтобы мы продолжали себя чувствовать счастливыми, и почти все согласились, потому что это действительно была хорошая работа, и никто не подумал, конечно, о том, что если сейчас нас приучат к этим «уколам счастья», то потом без уколов будет вот так, как сейчас. Я сейчас ничего делать не могу, да и не хочу, и работу не ищу, хотя родители меня тормошат, убеждают, что жизнь продолжается, надо что-то менять, куда-то карабкаться, мне их жалко, конечно, и себя жалко, но я ничего менять не хочу, и карабкаться, и вообще шевелиться не хочу, и думать не хочу, потому что единственная мысль, которую я сейчас постоянно думаю – это как бы мне поскорее сдохнуть.

Марина Алексеевна Боровина, 36 лет, инженер-системотехник ФППС

... Самые первые фабричные сомноскопы были собраны роботами, конвейерно. Это была экспериментальная партия, которая не дала ожидаемых результатов – конвейерные сомноскопы гарантировали хороший сон, но не запускали сновидений.

N, 44 года, владелец «чёрного» сомноскопа, признал себя виновным, приговорён к 5 годам тюремного заключения, имя и фамилия не разглашаются в интересах следствия

... Да, я знал, что это «покойницкая» ловушка. Я именно такую и хотел. Я раньше, когда только появились первые сомноскопы, покупал себе – и конвейерный, и ручной сборки. Конвейерный один, а таких, ручных, штук шесть было, и у жены столько же. Но они приедаются, как и всё вообще. Потом фабрика начала производить эти новые штуки, «три-С», супер-сомноскопы. Я и таких купил парочку и это, конечно, был уже совсем другой уровень удовольствия. Когда стали поговаривать, что появились эти новые ловушки, «покойницкие», сначала не поверил. Про супер-ловушки ходили слухи тоже, мол, это сомноскопы, изначально заряженные негативной энергией, но, мол, с переключённым полюсом или как там это объясняли. Но их производили легально всё-таки. Хотя сейчас выясняется, что эти слухи – не такое уж и враньё было. Но одно дело, когда фабрика набирает всяких нытиков и раковых больных, другое – когда ловушки заряжают энергией умирающего человека. Да ещё в страшных муках. Там мощь уже несопоставимая ни с чем получается. Так что сначала я не поверил. Но когда появилась возможность – проверил. В притоны ходил, брал на пробу. И заказал себе несколько. О тех людях я не думал, да. Плюс нам говорили, что из денег, которые они брали за каждую ловушку, триста пятьдесят уйдёт родственникам «медиума».

Анатолий Сергеевич Карпин, 54 года, доктор психологических наук

... Разумеется, при стоимости «чёрных» сомноскопов возникновение притонов является вполне закономерным. За игрушку, которая, в силу специфики своего влияния на содержание снов, надоедает довольно быстро, далеко не каждый человек способен выложить почти полмиллиона евро. Честно говоря, вообще не уверен, что найдётся много людей, которым хотелось бы переживать, например, одну и ту же мучительную смерть каждую ночь – это, скорее, развлечение одноразовое, для самых любопытных. А притон – это как библиотека, только тут вы можете взять напрокат не книгу, а кошмарный сон. Популярность таких заведений вполне объяснима. Само собой, место, где можно пережить смерть и остаться в живых, просто обязано было пользоваться бешеной популярностью. Заманчивый шанс уравновесить мортидо и либидо, проще говоря. И волки сыты, и овцы целы. Ну, свои овцы.

Марина Алексеевна Боровина, 36 лет, инженер-системотехник ФППС

... Скажем, у нас есть основания предполагать, что действующие простейшие сомноскопы были у многих выдающихся деятелей науки и искусства. Не зря ведь существует множество свидетельств о том, что открытия и идеи приходят к людям во сне. Банальный пример - Менделеев. Судя по тому, что сомноскоп в его современном виде, каким его выпускала фабрика, всё-таки имеет явные технологические особенности, изначально присущие кустарным шаманским «ловушкам для снов» - эти шаманские «ловушки» работали.

Виктор Поливанов, 67 лет, «медиум» первого набора служащих ФППС

... А мне жалко, что не будет больше фабрики. И что сомноскопы запретили, тоже жалко. Конечно, эти последние модели – это ни в какие ворота. Это уже извратили идею совсем. А так, как сначала было – сидели мы, значит, в спокойной обстановке, под музыку всякую хорошую, или иногда кино нам показывали, комедии. Вот так сидели и собирали эти машинки. И хорошие ведь получались машинки, с хорошими снами.


спокойной ночи
Tags: story, txt
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments