латентная буддистка Rezza (busconductor) wrote,
латентная буддистка Rezza
busconductor

В квартире Энских бой, битва, иль гранде скандало – женится принц Вильям.

Супруга Энская готовилась к свадьбе несколько месяцев: смотрела каталоги белых платьев, вникала в протокол, даже сбросила пару килограммов. Изучала родословные. Вкратце: юного виндзорского мальчика, которому и тридцати ещё нет, охомутала какая-то дряхлеющая простолюдинка 1982 года рождения.

В заветный день Энская купила мороженого. Размер упаковки удобный, в пластиковом корытце потом можно будет купать новорожденных. Села у телевизора, отхлебнула шампанского и позвонила подруге Тоне. Тоня была приглашена на совместный просмотр и только что вышла от маникюрщицы, а прямой эфир через пятнадцать минут и принц Вильям ждать не станет. Энская была вся – предвкушение и трепет.



И тут супруг Энский повёл себя, как чудовище. Подошёл и спросил, зачем она собирается смотреть эту муть.

- Начинается, - сдавленно пробормотала Энская и бросила трубку.

Тоня потушила сигарету о прохожего и перешла на галоп. Потом, конечно, сообразила, что Энская имела в виду не свадьбу. Но сбрасывать скорость не стала. Когда вбежала в квартиру, отряхивая с пальто обломки подъездной двери, Энская уже окаменела в кресле. Взгляд её был направлен в себя, внутрь, в потаённые уголки души, где в стерильно белых стенах стояли хромированные стеллажи с картотекой – учёт всех жертв, принесённых мерзавцу Энскому: «Л» - лучшие годы, «К» - карьера, «Ю» - юность, «М» - молодость, ещё «К» - красота.

Энский нависал над женой, скривив спину в знак вопроса, и нудел – зачем, зачем, муть, муть, муть, зачем, муть, зачем, зачем. Почуяв свежую кровь, захлопал ноздрями и чуть не порвал ковролин копытом:

- Вот ты, Антонина, скажи, раз моя благоверная молчит. Ответь: зачем русскому народу смотреть на свадьбу английского принца? Транслируют по главному каналу. Нам что, своих зрелищ не хватает? Мы что – английская колония?

Тоня покосилась на часы – до эфира десять минут, миндальничать некогда. Придётся бить по больному, топтать святое, ампутировать ржавым серпом самое драгоценное.

- Энский, - грудным бархатом проворковала она, усаживаясь в кресло, - мы же не спрашиваем, зачем ты смотришь футбол.

Пока обескураженный противник хватал ртом воздух, Тоня налила шампанского и покосилась на подругу. Судя по трагическому излому брови, Энская дошла до литеры «Я» - Я-ев, бывший одногруппник, перспективный жених, теперь живёт в «Г» - Германии, ездит на «Б», «М», «В», и недавно женился, скотина.

- При чём тут футбол? – прохрипел наконец Энский.

Тоня снисходительно улыбнулась.

- Как это при чём. Футбол придумали англичане. Зачем русскому народу смотреть игру, у которой даже название английское? Мы же не английская колония. Нам что, своих игр не хватает?

- Ну это ты за уши притянула, - возразил оппонент. Копыто снова угрожающе нависло над ковролином, ноздри дымили, как жерло вулкана, а в голосе появились пафосные нотки. – Футбол давно уже стал, так сказать, мировым достоянием.

- Свадьба принца Вильяма – тоже мировое достояние, - в тон ему ответила Тоня, - её не только в России смотреть будут. Два миллиарда телезрителей по всему миру.

Энский немного помолчал. Попытка забить быстрый гол в начале матча и ошеломить противника провалилась. Пришлось менять тактику. Он начал атаку по правому флангу:

– Никак не ожидал, что в мире наберётся два миллиарда домохозяек, которым больше заняться нечем. Наверняка чудовищно завидуют невесте принца.

Тоня легко прервала атаку, сообщив, что на каждую такую домохозяйку наберётся по два дядечки, которые любят играть в футбол по телевизору, и большинство этих дядечек явно завидуют Абрамовичу, купившему себе целый футбольный клуб.

Поразмыслив, Энский бросил в бой левый фланг: ладно бы домохозяйки, но вы же современные образованные женщины, вам не пристало смотреть на эти средневековые ритуалы. Атака захлебнулась, когда Тоня спросила, пристало ли современному образованному человеку смотреть, как два десятка вспотевших мужчин бессмысленно и хаотично гоняют по полю мяч.

Энский взревел. Бессмысленно? Хаотично?! Только женщина может не понимать, что в футболе есть чёткие и логичные правила. Тоня ответила, что в свадьбе монарха тоже есть чёткие и логичные правила. Уточнять, кому они могут быть непонятны, не стала из деликатности, всё-таки речь о муже подруги.

В футболе есть интрига и азарт, возразил Энский и тут же услышал, что в свадьбе тоже есть интрига и азарт – никто, например, не знает, какую тиару наденет невеста. Лично Тоня ставила на ту же, в которой принцесса Диана выходила за принца Чарлза.

- А я думаю, что будет другая, с большими изумрудами, - прорезалась Энская.

- Вот видишь, - сказала Тоня Энскому. – Между прочим, серьёзный вопрос. Букмекеры принимают ставки.

Энский выпустил из ноздри облачко дыма, очень презрительной формы. Какая ещё тиара? Кого волнует какая-то там тиара? Ну, да, два миллиарда человек волнует, но ему, Энскому, на тиару плевать.

- Тогда попробуй угадать, в каком мундире будет принц Вильям. Это тоже интрига, - миролюбиво предложила Тоня. До трансляции оставалось четыре минуты. – Или вот кузины принца. Славятся цирковым стилем в одежде. Никогда не знаешь, чего ожидать. Ну, чтоб тебе понятно было, это как тот футболист, всё время с разными стрижечками. Муж Виктории Бекхем, не помню его фамилию.

- Бекхем его фамилия, - процедил Энский. – Его правая нога сделала Англию великой.

Тоня пожала плечами:

- Не знаю, может, и Бекхем. Симпатичный. Трусики от Армани рекламировал.

Энский снова завёлся. Где футбол, а где свадьба какого-то там принца, как она вообще может их сравнивать? Спорт – это престиж нации, это демонстрация силы, это гладиаторские традиции. Да будет ей, Тоне, известно, что в древности между воином и спортсменом не было разницы.

- Так и вижу, как футболисты запинывают мячами вражеские танки, - хмыкнула Энская.

- А хоккеисты клюшками добивают пехоту, - кивнула Тоня. – А свадьба монарха – это тебе не свиной пузырь по газону гонять. Правильный монархический союз – залог мира и процветания, никакие солдаты не нужны.

- Это когда было, - отмахнулся Энский, бросая на поле последний резерв.

- В древности. Ты первый про древность заговорил.

- Футбол... – трепыхнулся Энский, но Тоня его перебила:

- А фанаты! Чуть что не так – полгорода разносят в щепки. О спорт, ты мир.

- Ладно фанаты. У одной моей знакомой муж во время футбольного матча сломал кресло. Об телевизор, - снова встряла Энская. – Обломки выкинул в окно, закрытое. Знакомая, правда, не очень расстроилась – давно хотела стеклопакеты поставить.

Тоня спохватилась, сверилась с часами и ткнула в пульт. На экране замаячила Виктория Бекхем.

- Это она что, в чёрном на свадьбу притащилась? Да за такое штрафовать надо. А муж молодец, и причёсочка опять интересная.

- Вот, посмотри, Энский, вашему Бекхему честь оказали – пригласили на свадьбу принца. Только... ой, какое грубое нарушение правил, зачем он эту медальку нацепил, по протоколу-то не положено!

- Что с него взять, футболист... а вот и кузины. Неплохой маневр с этой шляпкой. Но.. чёрт... да ты посмотри, что она вытворяет... кто ж так на каблуках ходит, где тебя учили на каблуках ходить! – крикнула Энская в телевизор. Тоня схватилась за голову и глухо выругалась с применением животноводческой терминологии.

- Золотко, принеси нам ещё шампанского, - не отрывая взгляда от экрана, через плечо потребовала Энская.

Энский обескураженно поглазел на дам, развернулся и побрёл на кухню.
Tags: omfg, story, txt
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 91 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →